ПВ КГБ

Правозащитная Всероссийская

Коллегия Гражданской Безопасности

Защита прав и обеспечение безопасности граждан

+7(812) 953-47-85

+7(812) 993-47-36

    напишите нам

 

Санкт-Петербург,

пр. Маршала Жукова,

д. 48, корп. 1

 

 

БезопасностьБезопасность Помощь ближнемуПомощь ближнему ПравоохранениеПравоохранение О коллегииО коллегии ЭкоЭко ИБИБ Соц. обеспечениеСоц. обеспечение ФБСФБС Законы и практикаЗаконы и практика Защита прав гражданЗащита прав граждан Листаем старые страницыЛистаем старые страницы ГлавнаяГлавная СС / K9СС / K9 ПСО "Георгий"ПСО "Георгий"

“Не в силе Бог, а в правде”

Святой благоверный великий князь Александр Невский

Главная » Листаем старые страницы » Сергей Смолянников. Рава-Русская память, Рава-Русская боль →

Сергей Смолянников. Рава-Русская память, Рава-Русская боль

Публикация Сергея Смолянникова - Рава-Русская память, Рава-Русская боль - потрясающий материал о Великой Отечественной войне,опубликованный на портале "РУССКОЕ ЕДИНСТВО" 6 апреля 2011 г. Тут не убавить, не прибавить - публикуем целиком, как есть...

Рава-Русская память, Рава-Русская боль

post thumbnail

Казалось, было холодно цветам, и от росы они слегка поблекли.
Зарю, что шла по травам и кустам, обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник, и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной, что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной всего каких-то пять минут осталось…

Степан Щипачев

Рава-Русская – город на польско-украинской границе. Русское имя этого западноукраинского городка было известно с давних времен. И не только сам город, но и вся местность в округе – ведь она повсеместно полита кровью… Так уж исторически сложилось, что земля эта была местом ожесточенных боев, особенно в годы Первой мировой и Великой Отечественной войн.

В сводке Главного командования Красной Армии за 23 июня 1941-го отмечалось: «В течение дня противник стремился развить наступление по всему фронту от Балтийского до Черного моря, направляя главные свои усилия на Шауляйском, Каунаском, Гродненско-Волковысском, Кобринском, Владимир-Волынском, Рава-Русском и Бродском направлениях, но успеха не имел. Все атаки противника… были отбиты с большими для него потерями. На Шауляйском и Рава-Русском направлениях противник, вклинившийся с утра в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за госграницу…»

«…В районе Львова идут упорные напряженные бои с противником, в ходе которых наши войска наносят значительное поражение ему… На остальных участках фронта наши войска прочно удерживают госграницу» – такой была сводка за 26 июня. Именно столько держалась Рава-Русская.

Кто они, герои тех упорных боев?

Первыми в бой на рассвете вступили советские пограничники. «Львовский выступ», как основное направление главного удара противника на «киевском направлении» и участок государственной границы, охраняли бойцы и командиры 90-го (Владимир-Волынского) пограничного отряда численностью в 1862 пограничника,     91-го (Рава-Русского) – 2106 и 92-го (Перемышлянского) – 2306 пограничников, а также штаб Украинского пограничного округа, расположенного во Львове – 186 командиров и бойцов. Всего их было 6460 «рыцарей границы».

Из далекого 41-го смотрят на нас бойцы и младшие командиры
Рава-Русского 91-го пограничного отряда

 

В тот первый бой вместе с ними вступили и силы прикрытия государственной границы – воины Рава-Русского укрепрайона и бойцы 41-й стрелковой и 3-й кавалерийской дивизий. Безымянными мавзолеями стали для большинства из них ДОТы, оставшиеся на местах боев, которые гремели в районе Равы-Русской 22-26 июня.

91-й Рава-Русский погранотряд вступил в бой в составе шести погранзастав – 14-й, 15-й, 16-й, 17-й, 18-й, 4-й резервной и 4-й пограничной комендатуры. Всего чуть более двух тысяч бойцов стояли насмерть, имея на вооружении лишь стрелковое оружие.

…Поздним вечером 21 июня 1941 года в штабе отряда закончилось совещание начальников застав. Все разъехались, но штаб продолжал напряженно трудиться: из Киева предупредили – не исключена военная провокация. Необходимо усилить наряды, повысить боеготовность застав, на уязвимые участки границы направить усиленные наряды, выставить засады. О полученном приказе поставили в известность командиров подразделений оперативных войск.

Наступило утро 22-го… Всего лишь тридцать минут отвел вермахт на уничтожение застав. Но этот расчет оказался далек от действительности – пограничники стояли насмерть не за время, а за Родину.

Так продолжалось полдня. Ни один не оставил своей позиции. А затем на помощь подоспели стрелковые подразделения, и к исходу дня противник был отброшен к границе. Не раз выручала огнем артиллерия 41-й стрелковой дивизии и Рава-Русского укрепрайона. Гитлеровское командование рассчитывало овладеть им в течение двух часов, но и этот план был сорван на целых пять суток. Уже тогда стало ясно командирам частей вермахта, что это – не Дания, не Польша, не Франция.

Особую стойкость проявили бойцы укрепрайона, где каждый ДОТ был крепостью. Ни один из них не сдался противнику – или его гарнизон погиб, или он был оставлен по приказу.

Стояли насмерть и пограничники. Последний бой 22-го приняли оставшиеся в живых воины 17-й заставы лейтенанта Морина. Вечером израненные пограничники, стиснув зубы, поднялись в свою последнюю рукопашную… 8 мая 1965 года Федору Васильевичу Морину Указом Президиума Верховного Совета СССР было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

«От благодарных потомков воинам всех погранотрядов, героически погибших в боях 1941-го» – это один из немногих памятников героям Великой Отечественной, установленный в Западной Украине в последнее время. Памятник установлен благодаря молодежной общественной организации «Киевский клуб «Красная Звезда»

А еще – памятник пограничникам 91-го
Рава-Русского погранотряда

Стойкость и мужество защитников границы у Рава-Русской вошли в легенду, стали хрестоматийными. Наследниками славы советских пограничников Рава-Русского погранотряда стали пограничники Украины, правнуки тех, кто отстаивал ее в 1941-м.

Помнят ли героев приграничных сражений в Украине? Однозначно не ответишь. О пограничниках – да.     А вот о красноармейцах частей прикрытия хранить память, похоже, некому. Мягко говоря, в запущенном состоянии находятся надгробные пирамиды и скромные обелиски.

А ведь лежащие здесь погибли во имя той же святой цели – как можно дольше задержать врага, не пустить его дальше на родную землю.

Это – тоже Рава-Русская. Памятник на месте гибели летчика
Героя Советского Союза Михаила Степановича Лиховида

Свой последний бой приняли здесь и другие воины, и не только в сорок первом. В 1944-м летчик Михаил Лиховид был направлен сюда для ремонта и перегона подбитого истребителя. Во время работ авиаторы были атакованы конным отрядом бандеровцев. Техники убиты, а раненый летчик схвачен и после пыток сожжен. Первоначально он был похоронен в Раве-Русской, а затем в Львове. На месте мученической гибели Героя Советского Союза (этого звания М.С. Лиховид удостоен посмертно) установлен памятник. В каком он состоянии – видно на снимке.

Но вернемся в 1941-й… Мы не сказали еще о прославленной 41-й дивизии и ее командире. Соединение располагалось в лагере под Рава-Русской. Впереди были позиции укрепрайона, в дотах которого – гарнизоны 21-го, 36-го и 141-го отдельных пулеметных батальонов. Это они прикрывали город и шоссе, идущее на Львов, и на протяжении пяти суток сдерживали натиск пяти дивизий врага. Дивизия генерал-майора Г.Н. Микушева, гарнизоны укрепрайона полковника Сысоева и пограничники Малого пять суток были на слуху всего советского народа, хотя их фамилии и не звучали в сводках: «…на остальных участках фронта наши войска прочно удерживают госграницу».

Еще до нападения Германии комдив Георгий Николаевич Микушев вернул войска из лагерей на рубежи обороны и дал приказ выдать полный боекомплект. Оборону заняли на подготовленных позициях, не дожидаясь приказов из Москвы… В результате фашистские танки и пехота встретили такой отпор, что тут же отступили.

Пять суток генерал Микушев командовал обороной Рава-Русской, четко и без потерь выполнил приказ об отходе. Его дивизия, пограничники и оставшиеся гарнизоны дотов отошли только по приказу штаба 6-й армии. Все до единого ветераны вспоминали, что Георгий Николаевич для каждого солдата был, как отец родной.

Бойцы и командиры дивизии дрались с гитлеровцами под Жолквой, Куликовом, на подступах ко Львову. Сражались в Белой Церкви, Ржищеве, на берегах Днепра. 9 сентября в разгар обороны Киева талантливый генерал погиб. Останки генерала перезахоронены на Лукьяновском военном кладбище Киева.

На месте его гибели в Козельце установлен памятный знак. Вот только жаль, не указано на табличке, что Микушев был героем Рава-Русской обороны…

*      *      *

22 июня – особый день, день самой короткой ночи и самой длинной войны. Но не для всех стал он страшным, были и те, да и сегодня они остаются, кто считает 22 июня «днем своего освобождения»…

«22 июня началось освобождение от советского террора» –
гласит плакат…

 

Не поэтому ли в перечне достопримечательностей и памятных мест современной Равы-Русской не найти братских могил советских воинов и пограничников, а доты – немые свидетели героизма стали усилиями местных жителей мусоросборниками?

Для западных же туристов указано, что в двух километрах севернее Равы-Русской находится кладбище австро-венгерских воинов.

«Тут упокоены солдаты Австро-Венгрии 1-й мировой войны» – написано на пантеоне. А туристов прибывает в эти места и на эти могилы немало

 

В Раве-Русской есть и еще одно кладбище, причем заложенное в период 22-27 июня 1941-го. Но не советские воины там похоронены.

На западном холме немцы хоронили своих солдат, убитых в первых боях у границы, а затем свозили сюда останки тех, кто так и не дошел до Москвы, хотя и очень стремился. Сюда же уже в годы независимости привозят останки немецких солдат, найденные на территории Западной Украины.

«Тут на кладбище покоятся немецкие солдаты.
Помните про них и про жертвы всех войн.
Их судьбы призывают нас к примирению» – гласит надпись на мемориале

Память о павших – это благородное чувство потомков. Но обидно, стыдно, отвратительно, что память в Западной Украине, да еще и в таком святом русском месте, как Рава-Русская, стала столь однобокой…